Пресс-релиз № 69

Печать

Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой,
Москва, 12 мая 2016 года

Об участии Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в мероприятиях в Вене
После завершения программы пребывания Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в Белоруссии, о котором я говорила на прошлом брифинге, планируется, что возглавляемая им делегация направится в Вену. Сегодня были комментарии, в т.ч. по линии ОБСЕ, о том, что на следующей неделе в столице Австрии планируется встреча президентов Армении и Азербайджана. В ней также предполагается участие министров иностранных дел стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ – России, США, Франции. Основная цель прорабатываемых возможных консультаций заключается в том, чтобы попытаться усилить режим прекращения огня, снизить военные риски, договориться об укреплении конкретных мер доверия. Подчеркну, что это есть в планах, проработка которых идет сейчас достаточно активно. Когда будет достигнута договоренность о формате, дате и времени, мы вас обязательно дополнительно проинформируем.
Исходим из того, что подобная встреча должна и будет способствовать стабилизации ситуации в зоне конфликта и создаст необходимые условия для возобновления переговорного процесса, направленного на достижение всеобъемлющего урегулирования.

Об участии Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в министерском заседании Международной группы поддержки Сирии
Мы уже публиковали на сайте Министерства материалы по итогам телефонных переговоров глав внешнеполитических ведомств России и США. Как вы знаете, в ходе контактов С.В.Лаврова с Госсекретарем США Дж.Керри достигнута договоренность пригласить участников Международной группы поддержки Сирии (МГПС) на министерское заседание 17 мая в Вене.
Российская сторона исходит из того, что для успешной работы Группы в настоящее время наработана солидная база, которая включает заявления МГПС, принятые в Вене и Мюнхене, Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г., Совместное российско-американское заявление о прекращении боевых действий от 22 февраля 2016 года. Важно, что все эти документы подтверждены СБ ООН, в частности, резолюциями 2118, 2254, 2268.
Как вы знаете, 9 мая было принято еще одно совместное российско-американское заявление по Сирии, которое актуализирует и детализирует основные направления востребованных международных усилий, направленных на скорейшее достижение мира и политического урегулирования в этой стране и ликвидацию террористического очага на сирийской земле.
Для успешной работы Группы наработана база, страны, участвующие в работе МГПС, работают кто-то с полной отдачей, кто-то просто работает, но и это в принципе хорошо. Считаем, что сейчас самое важное заключается в слаженном и полном выполнении сирийскими сторонами и всеми участниками МГПС принятых решений.
Одновременно намерены акцентировать необходимость прекращения подпитки террористов не только живой силой, но и вооружением, о чем не прекращаем говорить нашим партнерам. Главным образом такая подпитка осуществляется через сирийско-турецкую границу. Также настоятельно требуем и активно работаем в направлении перекрытия остающихся каналов финансирования этих группировок.
Важно, чтобы сирийские участники режима прекращения боевых действий решительно отмежевались, в т.ч. географически, от террористов. Это наша позиция, которую мы неоднократно подтверждали. Многое зависит от непосредственных участников МГПС, которые обладают влиянием на соответствующие вооруженные группировки.
Намерены добиваться отказа от политизации, стремиться к объективному подходу в улучшении гуманитарной ситуации, учету интересов всех групп пострадавшего и нуждающегося населения Сирии.
Важным императивом является существенное наращивание усилий по линии МГПС и ее отдельных участников в интересах обеспечения устойчивости и результативности межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН, инклюзивности представительства сирийской оппозиции, включая «эр-риядскую» группу, ранее приостановившую участие в женевском процессе, и сирийской курдской Партии демократического союза, равноправное участие которой в Женеве до сих пор блокируется усилиями Анкары.
В развитии ситуации в Сирии нынешний момент можно назвать переломным. Российская сторона последовательно продолжает делать все от нее зависящее, в т.ч. в рамках МГПС, чтобы в Сирии скорее возобладала тенденция к нормализации и переводу межсирийского конфликта в плоскость политического урегулирования. Рассчитываем, что такая линия найдет понимание и поддержку всех участников данной Группы.

О предстоящем саммите Россия-АСЕАН
19-20 мая в Сочи состоится саммит Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), который пройдет под девизом «Россия-АСЕАН: на пути к взаимовыгодному стратегическому партнерству». Мероприятие призвано подвести итоги взаимодействия за минувшие два десятилетия. Важно отметить, что в 2016 г. диалоговому партнерству Российской Федерации и АСЕАН исполняется 20 лет.
После Вены Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров направится в Сочи для участия в мероприятиях по линии этого важного и принципиального для нас саммита.
Напомню, что к этому событию приурочен ряд масштабных мероприятий, в том числе Деловой форум Россия-АСЕАН, цель которого – расширение контактов между предпринимательскими кругами и поиск новых перспективных проектов торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, а также первая встреча министров культуры и Фестиваль искусств в рамках перекрестного российско-асеановского Года культуры.
В целях подготовки к юбилейному саммиту реализована серия совместных мероприятий по линии заинтересованных ведомств, экспертных структур.
Новое измерение получило сотрудничество в сфере безопасности. В апреле 2016 г. в Москве с успехом прошла первая неформальная встреча глав оборонных ведомств России и стран-членов АСЕАН.
Ведется работа по приданию системного характера взаимодействию
в области чрезвычайного реагирования.
Запущены новые механизмы сотрудничества в сферах возобновляемой энергетики, сельского хозяйства, образования. Достигнуты договоренности
о продолжении усилий по повышению качества туристических услуг, надежному обеспечению безопасности туристов.
Сформированная под задачи саммита Группа видных деятелей в составе авторитетных представителей дипломатических служб и академических кругов России и стран АСЕАН разработала концептуальный доклад о стратегическом видении будущего наших отношений, который будет представлен на Саммите.

О заседании Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС
23-24 мая в Ташкенте состоится очередное заседание Совета министров иностранных дел государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).
В центре встречи будут вопросы подготовки саммита ШОС 23-24 июня в Ташкенте, посвященного 15-й годовщине создания Организации. Главы внешнеполитических ведомств планируют обсудить проекты документов и решений, которые будут вынесены на рассмотрение Совета глав государств-членов ШОС. В частности, речь идет о Ташкентской декларации пятнадцатилетия ШОС, Плане действий на 2016-2020 гг. по реализации Стратегии развития ШОС до 2025 г., а также о ряде проектов, нацеленных на дальнейшее продвижение сотрудничества в сферах борьбы с терроризмом, экстремизмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков.
В контексте принятых главами государств в 2015 г. в Уфе решений о расширении ШОС министры рассмотрят ход процедуры приема Индии и Пакистана в члены Организации.
Повестка дня предусматривает также обмен мнениями по актуальным региональным и глобальным проблемам.
По итогам заседания планируется принять Информационное сообщение.

О рабочем визите Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в Венгрию
25 мая Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров планирует посетить Будапешт по приглашению Министра внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто.
Предполагается продолжить обсуждение актуальных вопросов двусторонних отношений с упором на реализацию договоренностей, достигнутых в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Премьер-министром Венгрии В.Орбаном в Москве 17 февраля, а также обмен мнениями по международной проблематике, включая темы борьбы с терроризмом, отношений России с ЕС и НАТО, миграционного кризиса в Европе и ситуации на Украине.

О поездке специального представителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова по странам Африки
Скажу несколько слов об африканском турне специального представителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова. Целью турне (10-14 мая) является дальнейшее наращивание традиционно дружественных связей со странами континента. Ознакомлю с рядом итогов этой поездки и расскажу о том, что планируется обсудить в предстоящих визитах.
10 мая в Луанде М.Л.Богданов был принят Президентом Республики Ангола Ж.Э.душ Сантушем, с которым предметно обсудил весь комплекс российско-ангольского разнопланового торгово-экономического сотрудничества, а также политического взаимодействия, в том числе в рамках Совета Безопасности ООН, непостоянным членом которого в 2015-2016 гг. является Ангола.
11 мая в Кигали М.Л.Богданов встретился с Президентом Республики Руанда П.Кагаме, Министром иностранных дел и сотрудничества этой страны г-жой Л.Мушикивабо, а также принял участие в 26-м Всемирном экономическом форуме по Африке. Данное мероприятие собрало лидеров ряда африканских стран, руководителей международных и российских компаний.
В Кампале 12-13 мая М.Л.Богданов будет представлять руководство нашей страны на торжественных мероприятиях по случаю официального вступления в должность церемонии Президента Уганды Й.Мусевени, переизбранного на этот пост в феврале текущего года. Ожидается, что на встрече с руководством страны будет рассмотрен комплекс вопросов дальнейшего укрепления российско-угандийских связей, с акцентом на наращивание торгово-экономического сотрудничества, углубление взаимодействия в политической, гуманитарной и иных областях.
В ходе запланированных на 14 мая встреч с руководством Бурунди помимо широкого спектра вопросов двусторонней повестки дня планируется обсудить возможное содействие со стороны России как постоянного члена СБ ООН политической стабилизации в этой стране.

О приведении в оперативную готовность базы противоракетной обороны США в Румынии и началом строительства базы в Польше
12 мая состоялось мероприятие в связи с вводом в строй американского противоракетного комплекса «Иджис Эшор», развернутого в районе н.п. Девеселу в Румынии. Тем самым США завершили второй этап объявленного в 2009 г. «Поэтапного адаптивного подхода» к размещению в Европе элементов своей глобальной ПРО. Теперь Вашингтон приступает к третьему этапу, в ходе которого намерен, в частности, развернуть в Польше «Иджис Эшор» с усовершенствованными ракетами-перехватчиками Стандарт-3 модификации IIA. Т.н. «церемония» в связи с началом строительства базы ракет-перехватчиков намечена на 13 мая в н.п. Редзиково.
В течение многих лет российская сторона неоднократно обращала внимание на риски для международной безопасности и стратегической стабильности, которые создает одностороннее и ничем не ограниченное развертывание стратегической ПРО США.
Мы предлагали различные варианты урегулирования ситуации вокруг ПРО и были готовы к тесному сотрудничеству, в т.ч. вплоть до создания в Европе совместно с НАТО такой противоракетной архитектуры, построенной по принципу «секторов», которая могла бы действительно защищать регион от возможных ракетных угроз извне Евроатлантики и при этом не подрывала бы стратегический паритет. На этом пассаже хотела бы особо сосредоточить ваше внимание – именно здесь кроется суть проблемы. Однако США и их союзники отказались двигаться в этом направлении. Также они не согласились зафиксировать в юридически обязывающей форме ненаправленность создаваемой системы ПРО против России.
Затем обсуждение с российской стороной возможных путей решения проблемы глобальной ПРО было полностью свернуто по инициативе Вашингтона. При этом продолжалось наращивание противоракетного потенциала в масштабах, существенно превышающих декларируемые цели.
Продолжаем рассматривать деструктивную деятельность США и их союзников в области ПРО как прямую угрозу международной и региональной безопасности и стабильности. Тем самым существенно осложняется стратегическая ситуация в Европе.
Нельзя не отметить и ряд других проблемных вопросов, которые связаны с созданием объектов ПРО в Европе. Так, в состав противоракетных комплексов «Иджис Эшор», размещаемых в Румынии и Польше, входят пусковые установки, фактически идентичные тем, которые используются на кораблях ВМС США для запуска как ракет-перехватчиков, так и крылатых ракет средней дальности «Томагавк». Расцениваем появление таких пусковых установок на суше как идущее вразрез с одним из ключевых положений Договора о РСМД. Тем самым США нарушили Договор о РСМД. Об этом приходится заявить открыто, без каких-либо дополнительных дипломатических формулировок.
Россия неоднократно указывала на опасность развития ситуации в области ПРО по негативному сценарию, однако наши озабоченности по-прежнему игнорируются. Делаем из этого для себя соответствующие выводы, в т.ч. в разрезе принятия ответных мер военно-технического характера.
Хотела бы прокомментировать появившийся сегодня за полчаса до начала нашего брифинга комментарий посольства США в Москве, сделанный его пресс-секретарем У.Стивенсом. В частности, в нем говорится: «Мы сделали три конкретных предложения России. Во-первых, мы предложили прозрачность по ПРО путем обмена в рамках Совета Россия-НАТО и выдали официальное приглашение российским экспертам с тем, чтобы они могли наблюдать испытания ракет ПРО НАТО. Во-вторых, мы предложили провести совместные учения Россия-НАТО по ПРО. В-третьих, мы предложили создать два совместных центра по ПРО: один для обмена данными, другой для поддержки планирования». По его словам, Россия не ответила положительно на предложение, фактически прекратив этот партнерский диалог в одностороннем порядке в 2013 г. Я уже сказала, кто и как прекратил.
Теперь давайте детально разберемся в комментариях американского пресс-секретаря посольства США в Москве У.Стивенса. Как всегда, дьявол в деталях. По фактуре не к чему придраться: действительно перечислены те пункты сотрудничества, которые были предложены. Давайте отодвинем в сторону пиаровскую казуистику и посмотрим, о чем идет речь по сути дела.
На самом деле все очень просто. Не нужно перечислять названия пусковых установок, говорить сложными фразами, да и цитаты не нужны. Суть проблемы проста: США, США и НАТО – это уже как братья-близнецы – решили развернуть в Европе свою систему ПРО. Мы неоднократно говорили, что заявленные цели, с нашей точки зрения, не соответствовали тем задачам, которые они публично озвучивали. Исходя из наших озабоченностей и понимания того, что эта система коренным образом нарушит безопасность и стратегическую стабильность на континенте, мы предложили найти совместный выход из сложившейся ситуации – разработать такую систему, которая помогла бы снять страхи, опасения, озабоченности как американцев, натовцев, так и российской стороны, тем более, когда нам говорили, что эта система направлена не против нас.  Для того, чтобы не было потом никаких спекуляций ни на каких уровнях и ни с какой стороны, мы предлагали сделать это в качестве юридически обязывающего документа – соглашения, договора.  По-моему, это была очень справедливая, открытая и честная позиция. Если у вас есть озабоченности, не связанные с Российской Федерацией, но которые имеют место на континенте, давайте вместе построим такую систему, которая бы учитывала и ваши и наши опасения, и сделаем это так, как положено честным партнерам – юридически закрепив на бумаге.
Что было сделано нашими американскими партнерами? Они действительно предложили делиться информацией, предложили определенный вид партнерства, сотрудничества по этому вопросу, но исключительно в рамках создаваемой ими программы и системы. Для чего это было нужно? Чтобы легализовать собственную систему, подготовку которой, как мы теперь понимаем, они ни на минуту не собирались останавливать. То есть, по их логике, если и делиться информацией, то только в том сегменте и в том количестве, в котором позволили бы США, если сотрудничать, то только по тем вопросам, по которым позволили бы США. Разве это полноправное равноценное сотрудничество? Разве можно его выдавать в качестве партнерского отношения друг к другу? Конечно, нет.
Поэтому выбор здесь был простой: либо выбирать между тем, что было решено в одностороннем порядке и предполагало исключительно ограниченное взаимодействие только в том сегменте, в котором позволяет одна сторона, либо предложить систему, которая бы строилась, создавалась и прорабатывалась совместно Россией и натовцами, а также учитывала бы реальные, а не какие-то придуманные или не раскрываемые истинные цели. Мы были за второй подход. Здесь действительно важно понимать, что происходит и кто какие цели преследует.

О решении Сената Бразилии о временном отстранении от власти Д.Роуссефф
Нас просили прокомментировать, в частности ИТАР-ТАСС, решение Сената Бразилии о временном отстранении от власти Д.Роуссефф.
Мы внимательно следим за развитием ситуации в Бразилии, где была запущена процедура импичмента в отношении Д.Роуссефф. С 12 мая она временно отстранена от должности главы государства, а соответствующие обязанности возложены на вице-президента М.Темера.
Очевидно, что происходящее в Бразилии – внутреннее дело этой страны. Важно, чтобы эти процессы протекали строго в конституционных рамках, соответствовали нормам национального законодательства. Также принципиально важно, чтобы исход событий, каким бы он ни был, не привел к расколу общества, либо к нарастанию жесткого политического противостояния. Безусловно, недопустимо какое-либо деструктивное вмешательство извне.
Мы заинтересованы в стабильной, демократической, динамично развивающейся Бразилии, которая играла бы важную роль на международной арене. Бразилия для России – это важный внешнеполитический партнер как в Латинской Америке, так и в мире в целом. Мы активно взаимодействуем в ООН, БРИКС, «Группе двадцати». Конструктивный характер носят связи в торгово-экономической, гуманитарной и культурной областях. С удовлетворением отмечаем, что курс на поступательное развитие сотрудничества с Россией пользуется поддержкой широкого спектра политических сил в Бразилии.

Об отказе турецких властей привлечь к ответственности А.Челика
Многие российские СМИ просили прокомментировать  ситуацию в связи с отказом турецких властей привлечь к ответственности А.Челика.
По материалам турецкой прессы, в том числе и социальных сетей, мы отследили информацию о постановлении республиканской прокуратуры г.Измира отказать в возбуждении уголовного дела в отношении А.Челика, причастного к убийству российского пилота О.А.Пешкова 24 ноября 2015 года. Такое решение мотивируется якобы недостаточной доказательной базой, а также констатацией, что подельники А.Челика из числа граждан Турции не были пойманы.
Подобная позиция турецких правоохранительных органов не может не вызывать серьезную озабоченность и множество вопросов. В целом создается впечатление, что турецкое правосудие целенаправленно пытается, причем самостоятельно, снять ответственность с человека, который публично признался в причастности к совершению тяжкого преступления. Никакой ясности, четкости, прозрачности в том, что происходит, нет.  Фактически Анкара расписывается в нежелании брать на себя часть вины за произошедшее с учетом того, что именно ее вероломные и подлые действия привели к уничтожению самолета и тем самым стали причиной гибели российского пилота.
В этой связи мы призываем турецкие власти предпринять исчерпывающие меры для поиска и привлечения к ответственности всех виновных в гибели российского пилота. Речь идет не только о А.Челике, но и других участвовавших в этой кровавой расправе боевиков, находившихся у него в прямом подчинении.
Еще раз хотелось бы отметить, что у нас вызывает недоумение, множество вопросов и непонимание почему ситуация, которая находится в юридической плоскости, настолько непрозрачна и запутана, почему идет такое количество информационных вбросов по этой теме.

Из ответов на вопросы:
Вопрос: Вы упомянули отрицательную роль Турции в отношении России, Сирии и в целом в региональной политике. Могла бы Турция себя так вызывающе вести, если бы ее не поддерживали США?
Ответ: Нет, не могла бы.
Вопрос: На днях СБ ООН заблокировал российский проект резолюции причислить «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам» к террористическим группировкам. Как Вы можете это прокомментировать?
Ответ: Это проявление крайне неконструктивного подхода наших коллег. Все это идет вразрез и вопреки уже подтвержденным в международных документах стремлениям не только к нормализации ситуации в Сирии, но и конкретного плана, как этого можно достичь: прекращение террористической деятельности боевиков, подпитки террористических групп, проведение переговоров исключительно с теми силами, которые заявили о непричастности и неприятии террористической деятельности.
Наши усилия в СБ ООН видны, очевидны. Мы действуем открыто. Главное, что составляет суть российского подхода – открытость и логика. Что касается открытости, мы поясняем каждый наш шаг как нашим партнерам на двусторонней и многосторонней основе, так и прессе – делаем публичные заявления и комментарии, которые не расходятся с нашей позицией, которую мы озвучиваем нашим партнерам за закрытыми дверями, в ходе закрытых переговоров.
Естественно, мы не можем публично говорить о всех деталях, планах и нюансах ведущейся, в том числе и кулуарно, работы. Но еще раз могу вас заверить, что все, о чем мы говорим публично, соответствует принимаемым документам, в том числе с участием Российской Федерации и нашей позиции, которую мы предлагаем нашим зарубежным партнерам для совместной работы.
Как говорится: себя не похвалишь, никто не похвалит. Но что касается логики, то это уже сложно отрицать даже нашим оппонентам. Никто не будет и не может отрицать, что логика российского подхода была и остается последовательной и непротиворечащей себе же на протяжении многих лет. Если даже начинать отсчет с позиции по Ираку десятилетней давности и по другим вопросам, в целом наша политика в отношении стран мира и региона, когда мы обсуждали ближневосточную проблематику, всегда отличалась логикой и четким последовательным подходом. Наша активность на площадке Совбеза ООН представляется нам логичным шагом в развитие действий, которые предпринимаются сопредседателями или участниками МГПС. Мы пытаемся эти заявления действительно перевести в русло реальных шагов. Вот это был как раз один из примеров нашей попытки придать многому, из того что декларируется, практический прикладной характер.
Вопрос: После прошедшей встречи Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ Министр иностранных дел России С.В.Лавров заявил, что в июне будут продолжены консультации на уровне заместителей министров иностранных дел по вопросу мирного договора. Что планируется на ней обсуждать? Что можно от нее ожидать?
Ответ: Как Вы правильно сказали о сути встречи, речь идет о продолжении обсуждения вопроса, который стоит на повестке двусторонних отношений. Такие встречи на уровне заместителей министров проходили и раньше и являются традиционным форматом. Это не изобретение и не введение новых форматов, а продолжение работы с учетом прошедших контактов в верхах.
Что касается ожиданий, то они, я надеюсь, вам хорошо известны. В целом, ожидаем от российско-японских отношений их выхода на устойчивую, полноформатную, широкую основу, которая базировалась бы на реализации интересов народов двух стран в различных областях, чтобы приоритетом или доминантой в этих отношениях не была, даже может быть и чрезвычайно важная, но всего одна проблематика. Полагаем, что эти отношения должны быть полноформатными. Существующий механизм призван рассмотреть и придать динамику  в том вопросе, который стоит на повестке дня.
Но если подходить к двусторонним отношениям глобально, то мы выступаем за то, чтобы они активизировались и были по-настоящему полноформатными.
Вопрос: На днях на сайте «Миротворец» не без участия украинских официальных лиц был опубликован список, состоящий из 4000 журналистов из 26 стран с персональными данными, где наших коллег называют «сообщниками боевиков террористических организаций». Как бы Вы могли прокомментировать данный инцидент?
Ответ: Вчера, после того, как прошла эта информация и мы увидели, что речь идет не об информационном вбросе, а о реальном списке, содержащем персональные данные на корреспондентов, которые работают на Украине, мы сразу же выпустили соответствующее заявление. Нужно отдать должное, что произошедшее вчера привлекло внимание не только российской стороны. Удивительно, но может это и есть поворотный момент? Поворотный потому, что все наши предыдущие призывы игнорировались многими зарубежными коллегами, международными организациями. К сожалению, нужно было дождаться такого, совершенно беспрецедентного шага со стороны националистически настроенных украинских сил. Возможно, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Может, наконец, это станет переломным моментом в прекращении такой  вседозволенности, которую чувствует Киев.
В чем заключается суть вопроса? Когда журналисты говорят о сайте «Миротворец», мне кажется, нам всем давно пора добавлять к этому названию хотя бы "так называемый" «Миротворец». В истинности его целей никто уже не сомневается: никакого миротворчества там нет и никогда не было. Единственное, на что нацелен этот сайт – это на разжигание ненависти, ксенофобии, стравливание людей как внутри Украины, так и в отношении с иностранными журналистами.
Как мы понимаем, все было сделано с согласия киевских властей. Эта акция полностью противоречит положениям ст.17 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст.8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, противоречит, в принципе, и новому украинскому законодательству, хотя и здесь есть вопросы.
Что касается СМИ, то разобраться, каким конкретно законодательным актом на Украине регулируется эта сфера, практически невозможно. Как только ты начинаешь действовать и размышлять логически, задавая вопросы, где опубликованы правила аккредитации иностранных корреспондентов, чем руководствоваться иностранным журналистам в ходе их работы в Киеве, тут же всплывают какие-то заявления, принимаемые силовиками, которые вступают в действие и перекрывают все законодательные акты. Законодательство Украины дает колоссальную почву для (мягко говоря) притеснения, а по большому счету - для травли журналистов по национальному принципу. Даже те нормы украинского законодательства, которые еще остались, нарушаются этим вчерашним актом. Согласно украинскому законодательству, каждый человек имеет право на защиту от произвольного незаконного вмешательства в личную, семейную жизнь.
Именно государство обязано защищать на территории Украины соблюдение этих законов. Очень тревожно, что такие действия (это не единичный случай, но вчера он был слишком массовым и слишком заметным) вызывают ненависть к тем, кто выполняет свой профессиональный долг, кто, согласно своему профессиональному долгу, должен быть объективным и беспристрастным. Это удар по объективности и беспристрастности, которая должна находиться в основе журналистской деятельности.
Конечно, на память приходят самые трагические случаи, которые происходили на Украине. Речь идет, в частности, об общественном деятеле, журналисте, публицисте, Олесе Бузине, который был убит спустя несколько дней, после того, как его личные данные точно также умышленно оказались в открытом доступе. Хочу сказать, что даже сегодня нам позвонили российские журналисты и сказали, что на телефон тех представителей СМИ, которые находятся на связи с российскими журналистами и работают на территории Украины, уже начали поступать угрозы. Но это происходит не только сейчас и не только сегодня. На протяжении полутора лет мы получаем много оформленных в виде обращений и писем просьб от российских СМИ, которые уже отчаялись получить помощь и защиту от украинского государства, поставить в ходе переговоров на уровне министров иностранных дел вопрос о защите российских журналистов на территории Украины.
Этот вопрос ставится Министром иностранных дел С.В.Лавровым каждый раз в ходе любой возможности или встречи с его украинским  коллегой. Всегда речь идет либо о закрытии российских каналов, либо о нормализации ситуации с аккредитацией российских журналистов на территории Украины и т.д. Это ненормальная ситуация, когда СМИ вынуждены обращаться напрямую к государственному органу своей страны с просьбой довести до официального ведомства другого государства, которое занимается этими вопросами, всю абсурдность и опасность сложившейся ситуации.
Хотела бы затронуть еще одну тему. Сегодня мне прислали ссылку на один украинский информационный портал, который опубликовал информацию, что раздающаяся критика со стороны ОБСЕ, зарубежных стран необоснованна и не имеет прав на существование, а особенно цинично выглядят заявления и комментарии МИД России, так как именно он на регулярной основе вбрасывает, выбрасывает или выкладывает персональные данные иностранных журналистов.
Хочу сказать, что на протяжении приблизительно 15 лет раз в три месяца мы обновляем раздел сайта МИД, который называется «В помощь журналистам». В этом разделе представлены (и это нормальная международная практика) имена руководителей корпунктов зарубежных СМИ, аккредитованных в Москве, телефоны корпунктов (если речь идет о мобильном телефоне, то он предоставлен официально корреспондентом) и адреса электронной почты. Повторю, эта информация предоставляется в помощь иностранным корреспондентам и во многом по их же просьбе для того, чтобы российские коллеги, госструктуры и вообще россияне могли бы по тем или иным вопросам связаться с представительствами зарубежных СМИ. Это абсолютно нормальный уровень работы, который является открытым, происходит по взаимной договоренности с журналистами и во многом по их просьбе. Если корпункт того или иного СМИ не испытывает желания по каким-либо причинам делиться с широкой общественностью своими данными, что, конечно, иногда странно, но такое может быть, то эти данные не представляются. Но размещаемая официальная и согласованная информация о корпунктах и возглавляющих их людях на протяжении 15-20 лет представлена на сайте МИД России.
Я ознакомилась со списком журналистов, который опубликовал у себя т.н. сайт «Миротворец». Здесь речь идет не об официальных телефонах и контактах корпунктов, а о всех журналистах, работающих на территории Украины. Все это происходит на фоне постоянного запугивания. Если вы спросите российских журналистов, работавших на Украине, даже в вашей телекомпании, которая к нам тоже обращалась, то они скажут, что постоянно получают угрозы на телефоны, смс, сообщения с угрозами непосредственно их жизни и здоровью. В такой форме и с припиской, что это враги Украины, публикуются персональные данные – это прямой призыв к расправе с журналистами. И тут же идет попытка каким-то образом прикрыться международным опытом. Неуважаемые организаторы и руководители сайта т.н. «Миротворец», вы понятия не имеете о цивилизованном международном опыте. Вам до этого цивилизованного международного опыта еще очень далеко.
Мы предпринимаем все усилия для того, чтобы Украина и официальный Киев действительно вернулись в какую-то зону цивилизованного отношения к таким базовым понятиям как демократия, свобода слова, уважение людей и их права на свободу слова, вероисповедания, взглядов. Был проведен очередной трек переговоров в «нормандском формате». Это все об этом же - об уважении людей. Все это происходит на фоне подобных  очередных вбросов. Конечно, это все не только  неправильно, это опасно и приближает Украину к какой-то глобальной катастрофе.
Извините, что так подробно, но это очень важно.
Вопрос: Совет ФИФА рекомендовал Конгрессу принять Республику Косово в члены. Как Вы расцениваете это? Грузия против. Не будет ли это прецедентом для Абхазии и Южной Осетии?
Ответ: Наше отношение к вопросу признания Косово всем хорошо известно, оно также было последовательным и не претерпело никаких изменений. Безусловно, мы отслеживаем то, что Приштина предпринимает ряд шагов по принятию в международные союзы и организации, видимо, полагая, что это поможет ей с глобальным международным признанием в качестве независимого суверенного государства. Членство в ФИФА, вероятно, является очередной подобной попыткой. Мы не беремся судить, каким будет решение Организации. Как Вы понимаете, положительно Россия этот вопрос не поддерживает.
Что касается отношения к Абхазии и Южной Осетии, о которых Вы сказали, то наша позиция в этом вопросе опять же хорошо известна. Мы признали эти государства и развиваем с ними межгосударственные отношения. Прекрасно понимаем, о чем Вы говорите, но у нас  абсолютно чёткая позиция. Мы   не подходим к этому вопросу  с позиции двойных стандартов и обосновываем нашу позицию в том и другом случае.
Вопрос: Вчера Президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что Черное море становится российским озером. Как бы Вы это прокомментировали?
Ответ: Я не врач.
Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать ситуацию и кризис в Ираке. Какова роль России в урегулировании военно-политического и экономического кризиса в этой стране?
Ответ: Если говорить о кризисе в Ираке глобально, то он имеет два измерения. Исторические реалии и четкое понимание этимологии этого кризиса, сути его происхождения. Мы прекрасно понимаем, что военная интервенция, слом внутренней жизни в этой стране, абсолютно бездумная попытка построить государство с опорой на силы извне, а не на внутренние реалии и без учета внутренней специфики, привели к печальным, трагическим последствиям для страны и региона в целом.
Второй аспект – это современное состояние. Мы поддерживаем отношения с Ираком в различных сферах – политической, военно-технической, экономической, проводим переговоры на разных уровнях – и заинтересованы в том, чтобы Ирак стал стабильным, процветающим, самостоятельным государством, которое способно привести в баланс все проходящие там внутренние процессы. Мы полагаем, что наш вклад в это можно разделить на несколько треков: поддержание с этим государством дружественных, партнерских отношений по различным направлениям, о которых я уже сказала; содействие в борьбе с терроризмом и успокоению ситуации в регионе в целом. Наша позиция и отношение к этому вопросу могут быть охарактеризованы именно так.
Вопрос: Госсекретарь США Дж.Керри в своем заявлении предупредил Россию, что она может попасть в «сирийское болото». Как Вы можете это прокомментировать?
Ответ: Там сейчас не болото, а пожар. Это разные явления. Все, что мы делаем, направлено на то, чтобы потушить пламя этого пожара. Несмотря на все наши усилия в этом направлении, они не поддерживаются партнёрам  целиком. Об этом я говорила в начале сегодняшнего брифинга. Многие, к сожалению, раздувают это пламя все больше.                               
Сегодня мне был задан вопрос о том, могла бы Турция делать все то, что она делает с боевиками,  торговлей незаконно вывезенного с территории Сирии, поддержкой террористических формирований, без помощи Запада (США и Европы)? Я ответила то, что мы считаем – не могла бы. Говорить   о том, что кто-то где-то завязнет нечестно и неправильно, не делая при этом максимум для того, чтобы, в частности, турецкие партнеры перестали бы напрямую вредить ситуации и идущему в рамках МГПС процессу.
С американскими коллегами у нас регулярный, как вы успели заметить, диалог. Стороны открыто говорят о том, что не устраивает каждую из них (Москву и Вашингтон), не боятся высказывать вещи, с которыми не согласны. При этом мы понимаем, что остается и сфера публичной риторики, где каждая сторона остается при своем.
Данное заявление я рассматриваю в качестве необходимого для Вашингтона элемента некой "информационной агрессивности". Полагаем, что если есть какие-то озабоченности, то их нужно решать в ходе контактов, которых по инициативе Вашингтона проходит очень много, и делать все возможное для того, чтобы никто не завяз в сирийских проблемах. Для этого существуют все механизмы и возможности.
Вопрос: В продолжение уже озвученной темы. Сегодня с утра моей коллеге, собкору в Крыму, поступили угрозы. Мы очень обеспокоены этим обстоятельством.
Ответ: Хочу еще раз сказать, что мы делаем все возможное – даем публичную оценку всему происходящему на Украине в сфере СМИ, у нас практически налажен регулярный, постоянный и очень обстоятельный диалог с ОБСЕ по вопросам свободы слова и непосредственно защиты прав российских журналистов, подвергающихся нападениям и преследованиям на территории Украины или в других странах именно по идеологическим и националистическим причинам, в силу их профессиональной деятельности. Мы постоянно заостряем.  внимание к этому вопросу на международных площадках и доводим до украинской стороны нашу озабоченность в виде вопроса или проблемы, с которыми мы не можем смириться. Это будет делаться и впредь не потому, что мы хотим казаться хорошими или нам важно, чтобы СМИ чувствовали, что мы о них думаем. Не только поэтому. Безусловно, мы выполняем все наши обязательства и действуем в рамках законодательства, но дополнительным элементом для нас, стимулирующим эту деятельность, является то, что на протяжении более чем двух лет, иногда только благодаря деятельности российских журналистов, на территории Украины не только Россия, но и весь мир имеет возможность видеть и получать альтернативную информацию. Это бесценно и не может оставаться незамеченным. Мы очень за это благодарны и прекрасно понимаем, что во многом, идя на такой внутренний и профессиональный подвиг, вы рассчитываете на защиту со стороны внешнеполитического ведомства. Хочу еще раз сказать, что мы со своей стороны будем это делать.
Вопрос: Является ли новая база ПРО в Румынии угрозой для России?
Ответ: Я подробно рассказала о развивающейся на территории Румынии ситуации.
Могу еще раз кратко подытожить, что мы исходим из того, что есть такие понятия, как стратегическая стабильность, безопасность на континенте, стратегический баланс сил. Полагаем, что, несмотря на то, что суверенные страны, безусловно, имеют право заключать союзы, вести военно-техническое сотрудничество, вступать в объединения, участвовать в организациях, все-таки приматом для такой деятельности должно быть понимание ненарушения достаточно хрупкой ситуации с балансом сил, интересов и стратегической стабильности, имеющимся на континенте. Очень легко подорвать это, вынув «кирпич из основания здания», а восстановить доверие – это многолетний кропотливый труд. Мы видим на примере ряда стран, как во многом подорванную ситуацию с взаимным доверием сложно восстановить и поднять на прежний уровень.
Вопрос: Рассматривает ли Москва возможность выхода из Договора о СНВ-3 в связи с вводом в строй базы ПРО США в Румынии?
Ответ: Могу Вас также вернуть к своему ответу на вопрос. Я скала, что были не просто озабоченности, а целая серия конкретных шагов, мер, предложений, мероприятий, конференций (созывалась большая конференция в Москве, где силами оборонного и внешнеполитического ведомств, наших ученых, специалистов, экспертов доказывалась тупиковость одностороннего подхода к проблеме ПРО, говорилось о наших выкладках и расчетах), но все это было глобально проигнорировано. Повторю, учитывая, что это было и остается не нашим выбором, то мы оставляем за собой право на принятие соответствующих ответных мер военно-технического характера.
Вопрос: Проект прекращения огня в Сирии, о котором договорились Россия и США, привел к укреплению позиций террористов его проигнорировавших и совершивших атаки. Какова позиция России по данному вопросу?
Ответ: Не могу судить о конкретном случае атаки террористов, потому что я не очень поняла, о чем идет речь. Если я правильно Вас услышала, то Ваш вопрос формулировался так: несмотря на то, что Россия и США в качестве сопредседателей МГПС заключили Соглашение о введении режима перемирия, террористические организации его нарушают.
Вы забываете об одной очень важной составляющей данного процесса. Между заключением соответствующего Соглашения и нарушениями, которые действительно имеют место, нельзя забывать о том, что работа между сопредседателями МГПС не прекращалась ни на один день. Наши военные эксперты постоянно находятся в рабочем контакте. Как вы знаете, недавно был открыт специальный Координационный центр в Женеве на площадке ООН. Обмен информацией между военными экспертами, на котором настаивала именно российская сторона, призван сделать все для координации действий, в том числе в контртеррористической борьбе России и коалиции, по отслеживанию боевиков и ситуации с подрывом режима перемирия. Ни на один день работа не прекращается.
Не хотелось бы, чтобы вы полагали, что Москва и Вашингтон работают исключительно по заключению каких-то договоренностей, а «на земле» ничего не происходит. Это не так. Договоренности дают соответствующую юридическую и политическую базу для проведения работы «на земле», и она ведется. Помимо прочего, это один из важнейших пунктов, на который мы обращаем внимание региональных игроков, наших коллег в ООН и по линии МГПС. Сейчас эта тема также будет одной из приоритетных. На это и были направлены наши шаги в СБ ООН по запрещению соответствующих террористических группировок для того, чтобы и с международно-правовой точки зрения сделать эту борьбу всеобщей и всемирной.
Вопрос: Сегодня в Европарламенте была принята резолюция по Крыму, предполагающая снятие антироссийских санкций в обмен на отторжение Крыма как части российской территории и передачу полуострова Украине. Как МИД России реагирует на подобную резолюцию, и какая проводится работа по признанию Крыма частью России?
Ответ: Я отдаю должное лоббистам, которые занимаются для Киева, ради Киева либо для каких-то других сторон или государств, заинтересованных в этих постоянных постановках вопроса о возвращении Крыма Украине. Люди отрабатывают деньги, занимаются своим делом.
Если позволите, я бы хотела рассказать очень уместный в данном случае анекдот.  Небезызвестный руководитель Украины обращается в молитвах к Всевышнему и говорит: «Помоги вернуть Крым», а он ему отвечает: «Крым Вы уже вернули, а теперь пора вернуть деньги». Поэтому все, что связано с темой возвращения Крыма, закрыто навсегда. Крым является территорией Российской Федерации. Любые попытки на каком-либо уровне (мероприятия в Европарламенте или демонстрация в европейских столицах каких-то карт с начерченными практически от руки границами  – все это пустая трата времени, денег и усилий. Этот вопрос закрыт и не обсуждается.
Вопрос: В начале этого месяца Россия заблокировала заявление Совета Безопасности ООН по проблеме испытаний баллистических ракет средней дальности «Мусудан». Испытания проводились в конце апреля. Из-за этого принятие заявления до сих пор откладывается. Что служит основанием таких действий России?
Ответ: Наша позиция относительно ситуации на Корейском полуострове Вам хорошо известна. Наши основные действия направлены на попытки вернуть стороны к обсуждению и политико-дипломатическому решению имеющихся проблем на полуострове. С одной стороны, мы идем в русле недавно принятых СБ ООН решений по Северной Корее. При этом мы призываем всех участников и тех, кто так или иначе задействован в этой ситуации, идти не путем нагнетания обстановки в регионе, а совершенно другим путем – пытаться стимулировать и создавать атмосферу, которая бы и решала задачу, о которой я сказала вначале – создание соответствующей атмосферы для политико-дипломатического решения соответствующих проблем. Это глобальный подход, из которого мы исходим.
Вопрос: Правильно ли я понимаю, что Россия начала выступать с инициативами, которые Вы назвали основанными на равноправии, задолго до того, как начался украинский кризис, когда бизнес еще по-прежнему велся «as usual».
Ответ: Давайте разделим эти две проблемы. Я даже не могу понять, на каком этапе их начали смешивать. Проблема ПРО и внутриукраинского кризиса – это разные проблемы. Я понимаю, что в мире все взаимосвязано, но это две разные проблемы. Работа по ПРО и попыткам решить этот вопрос велась на протяжении многих лет на разных треках – на политическом, военно-политическом, военно-техническом, на уровне экспертного сообщества. Этому было посвящено огромное количество публикаций в прессе. Они все доступны. Зайдите на сайт Министерства иностранных дел России, вбейте в поисковой строке слово «ПРО» и Вы увидите, как на протяжении, наверное, десятилетия предлагались российские инициативы, этот вопрос ставился перед нашими западными партнерами и т.д. Откуда идет увязка ПРО, Украины? Мне кажется, необходимо ее рассматривать только в качестве попытки пустить всю историю по ложному следу. Это отдельная проблема. Доказательством этого является то, что она решалась на различных треках, представителями различных ведомств, в различных точках мира: в Брюсселе и Москве, где проводились конференции и переговоры. Та же конференция, о которой я сказала (мне кажется, она проводилась где-то недалеко от МИД и была очень масштабной), была абсолютно самостоятельным, глобальным мероприятием, призванным вывести этот разговор на уровень экспертов, посмотреть на имеющиеся у сторон озабоченности и попытаться найти общие ответы на угрозы, если бы они были реальными. Здесь должна быть абсолютная ясность.
Вопрос: С учетом того, что сейчас политическая ситуация совсем другая по сравнению с теми годами, то, что можно ожидать от Запада в существующей политической обстановке? Может быть, если обе стороны признали, что бизнеса «as usual» уже не будет, как Вы говорите, по многим трекам, то сейчас уже не стоит вспоминать те старые инициативы и нужно реагировать как-то жестче? Так ли это? Собирается ли наша страна в этом смысле как-то менять свою позицию?
Ответ: Вы помните, еще недавно наши американские коллеги увязывали вопрос ПРО с проблемой Ирана. Это была абсолютно четкая увязка. С Божьей помощью и мудростью дипломатии проблему Ирана удалось не просто сдвинуть с мертвой точки, но и действительно разрешить. После этого американской стороне на разных уровнях задавались вопросы относительно того, что если нет проблемы Ирана, то, соответственно, необходимо пересматривать планы по ПРО. Американские коллеги изменили свою позицию и начали мотивировать проблему ПРО совершенно другими задачами, целями, говоря о том, что их опять не так поняли и т.д. Здесь необходимо исходить не столько от того, какими принципами руководствоваться в данном случае, а из того, что, к сожалению, наши коллеги действуют непоследовательно. Мы сегодня уже об этом тоже говорили на примере ближневосточного урегулирования. Я думаю, что эта ситуация схожа. Наша позиция абсолютно четкая, последовательная и была таковой на протяжении многих лет. Мы готовы были сесть за стол переговоров и создать такую систему, которая учитывала бы озабоченности наших европейских коллег, коллег по НАТО, в первую очередь США, которые там всем заправляют, и в то же время наши интересы. Мы полагали, что этот подход универсален для всех времен, политических турбулентностей, неурядиц. Стол переговоров и учет взаимных озабоченностей всегда дают шанс прийти к взаимоприемлемым результатам. Односторонний подход, как мы понимаем, это всегда путь в никуда. Вопрос, конечно, к американским коллегам, а наш подход был и остается таким, о котором я сказала.
Вопрос: Моя фамилия и имя есть в списке т.н. сайта «Миротворец». Я тоже работал в Донецке несколько месяцев и в связи с этим я бы хотел спросить, как МИД России порекомендует мне относиться к таким угрозам, если они ко мне поступят?
Ответ: Мы Вам очень рекомендуем делать их достоянием гласности, потому что это чрезвычайно важно. Одно дело, когда мы говорим, пересказывая, когда к нам обращаются, а другое – когда об этом говорите вы. Было бы неплохо, в том числе, возможно, с привлечением профессионального сообщества, например, союзов журналистов (у нас есть  разные Союзы журналистов: Союз журналистов России, локальные союзы журналистов). Подумать о какой-то базе данных или фиксации таких угроз. Почему бы не сделать их публичными, достоянием гласности для того, чтобы те профильные ведомства, например, европейские структуры, могли брать эту информацию из первоисточника, а Союз журналистов стал бы гарантом того, что это не пропаганда, не заказные материалы, а действительно, обращения российских журналистов с просьбой их защитить. Соответственно, мы могли бы точно также передавать эту информацию по каналам международных организаций и наших коллег, ставить этот вопрос в ходе переговоров. Поэтому необходимо перво-наперво делать эту информацию достоянием гласности. Это позволит нам оперативно реагировать, а самое главное – выводить этот вопрос из тени, куда наши украинские коллеги очень тщательно пытаются его завести, говоря, что на самом деле никаких вопросов нет. Получается, что это даже не двойной стандарт, а глобальное шулерство. Сейчас, в контексте вопроса о проведении выборов в Донбассе, для украинских коллег чрезвычайно важным является вопрос о допуске туда СМИ, обеспечения соответствующих прав журналистов. Представляете, это говорит Киев, который высылал пачками, депортировал российских журналистов, не делал ничего для обеспечения равных прав, в частности, для многих российских журналистов при освещении выборов на украинской территории! Поэтому для того, чтобы не было серых лакун, куда нас не пускают или нам говорят о том, чтобы мы не занимались этим вопросом, очень важно делать эти факты достоянием гласности. Вы просили о совете, я Вам его дала.
Вопрос: В Донецке я общался с представителями российских вооруженных сил, которые там работают в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК). Там работают прибывшие в город российские военные. Когда я в первый раз увидел там людей с российскими опознавательными знаками и в российской военной форме, я немного удивился. Потом они мне объяснили, что они туда официально приехали через Харьков, им предоставили право доступа, их перевезли в Донецк специальные конвои. Почему не возникает проблем с работой представителей российских вооруженных сил, прибывающих в Донецк через Харьков, а не через границу с Ростовской областью, а у журналистов они есть?
Ответ: Насколько я понимаю, речь идет о Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня, который был создан по просьбе Президента Украины П.А.Порошенко для того, чтобы там присутствовали российские военные.
Вы очень заблуждаетесь, когда говорите, что с этим не возникает проблем. Проблемы возникают и с этим.
Вопрос: Ранее, возможно, их не было.
Ответ: Тогда, может быть, не возникало. Я хочу еще раз подчеркнуть, об этом говорят публично все российские представители, что СЦКК был создан именно по просьбе и инициативе украинской стороны, назовем ее «новой украинской демократией». Несмотря на это, наши военные в Центре сталкиваются точно с такими же «двойными стандартами», некорректным отношением, притеснениями – это если говорить мягко. Мы делали об этом соответствующий комментарий, он есть на сайте МИД России.
Что касается журналистов, то в этом вопросе «двойных стандартов» нет. О двойных стандартах говорят, когда речь идет о нюансировках. Здесь же речь идет о физическом и информационном выдавливании, о попытке исключить физическое присутствие определенной части журналистов на своей территории для того, чтобы не допустить альтернативной точки зрения.
Вопрос: На прошлой неделе на Официальном сайте для размещения информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения был опубликован проект Указа Президента «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 2270 от 2 марта 2016 г.», подготовленный МИД России. На вышеупомянутом сайте указано, что в данный момент проводится Независимая антикоррупционная экспертиза. Как Вы можете прокомментировать работу над этим указом?
Ответ: У меня сейчас нет конкретной информации, я уточню этот вопрос.
Вопрос: Как Вы видите путь урегулирования конфликта между Нагорным Карабахом и Азербайджаном?
Ответ: Если Вы позволите, я немного переформулирую Ваш вопрос и отвечу, как мы вообще видим урегулирование нагорно-карабхской проблематики: исключительно мирным политико-дипломатическим путем на основе уже принятых международно-признанных документов, под которыми стоят подписи Баку и Еревана. На этой международно-правовой платформе и нужно выстраивать соответствующее урегулирование политико-дипломатическими методами. Мы надеемся, что так это и будет сделано. Никакого другого альтернативного пути, каким, например, является силовой путь, не существует. Мы видим, к чему приводят силовые попытки решить, предрешить или изменить ход урегулирования. Это путь в никуда.
Вопрос: Несколько недель тому назад Министр иностранных дел России С.В.Лавров говорил о том, что со стороны России будут некие ответные меры, если Швеция вступит в НАТО. О каких мерах может идти речь?
Ответ: К сожалению, Вы невнимательно прочитали то, что сказал Министр иностранных дел России С.В.Лавров в интервью шведской газете «Дагенс Нюхетер». На уточняющий вопрос, о каких возможных ответных мерах идет речь, он переадресовал вопрос к военным экспертам, которые специализированно занимаются данной проблематикой. Возможно, это не Ваша вина. Возможно, дело в том, что, к сожалению, интервью, которое  Министр иностранных дел России С.В.Лавров дал шведской газете «Дагенс Нюхетер», было, если говорить мягко, шведским изданием сокращено. Для нас эта ситуация была достаточно новой. Мы прекрасно понимаем, что печатные издания не в состоянии разместить у себя на страницах весь текст интервью, но для этого есть веб-сайты. Мы работаем так со СМИ практически на еженедельной основе. Многие присутствующие знают, что в печатную версию попадает сокращенное интервью, а на сайте оно выкладывается полностью. К сожалению, на сайте шведского издания интервью также было выложено в сокращенном виде. Оно доступно в полном формате на сайте МИД России.
Вопрос: Как Москва воспринимает диалог, который ведут Россия и НАТО?
Ответ: Как Вы знаете, недавно прошло заседание Совета России-НАТО на уровне постоянных представителей. Это заседание прошло по предложению натовцев, которые исходя из реалий, видимо, начали что-то осознавать. К сожалению, мало, кто в теории понимает это на Западе, видимо, там воцарился «кризис мысли», но, исходя из практических реалий, натовцы начали осознавать абсолютную тупиковость и бесперспективность отсутствия диалога по вопросам, составляющим суть противоречий. Конечно, речь пока не идет ни о каком полноформатном взаимодействии. Была предпринята первая попытка. Стороны долго согласовывали формат и тематику для того, чтобы разговор получился именно конструктивным, а не нацеленным на некие PR-акции, не для того, чтобы у какой-либо страны из членов Альянса появились «пиаровские» аргументы, а чтобы поговорить о том, что представляет суть взаимных озабоченностей. Такое заседание прошло.
Мы открыты к диалогу. Единственное наше условие заключается в том, что диалог должен быть взаимоуважительным и учитывающим интересы друг друга. Нас не устраивает разговор с позиции лишь одного из двух включенных микрофонов.
Вопрос: На территории Египта сейчас находится полуторагодовалая девочка, которую родители отвезли туда на лечение, но она там подхватила заражение. Планируется ли возвращать эту девочку спецрейсом? Повлияет ли эта ситуация на отношения с Египтом?
Ответ: Мы комментировали эту тему не так давно. Полноформатно мы говорить об этом не можем, потому что речь идет о персональных данных, и, тем более, о ребенке.
Мы продолжаем следить за развитием ситуации с находящейся в одной из детских больниц г.Каира полуторагодовалой гражданкой России Софьей Шуриго.
Посольство России в Египте продолжает поддерживать постоянный контакт с родителями девочки и ее лечащим врачом.
Местные медики подтвердили, что состояние здоровья ребенка в последнее время несколько улучшилось. Конечно, ситуация может измениться, но это та информация, которая была у нас накануне. Однако пациентка по-прежнему нуждается в интенсивном лечении в реанимации, которое в полной мере осуществляется египетскими врачами.
Вопрос о возможной медицинской эвакуации прорабатывается между российскими и египетскими специалистами. От их решения зависят сроки возвращения девочки в Россию. Работа ведется.
Вопрос: Хотелось бы получить Ваш комментарий по поводу акции «Бессмертный полк», которая проводилась не только в России и странах СНГ, но и в дальнем зарубежье. Именно в странах дальнего зарубежья реакция на акцию была очень разнообразна, звучали различные комментарии, один из которых я хочу процитировать: «Акция «Бессмертный полк» является проявлением милитаризации российского общества». Причем это сказал один достаточно известный польский журналист в прямом эфире польского радио. Это совершенно не банальный вопрос, потому что получается, что люди говорят, что акция «Бессмертный полк» является проявлением милитаризации российского общества… Здесь я поставлю многоточие и хочу задать Вам вопрос. Что Вы об этом думаете?
Ответ: Я думаю, что, видимо, все это происходит, возможно, по нескольким причинам. Во-первых, люди, которые не владеют русским языком, не понимают или не правильно переводят и истолковывают слово «полк», возможно, считают, что речь идет о некой военизированной акции или акции военного полка. Как вы знаете, это не так, это акция гражданского общества, которая вообще не имеет никакого отношения к милитаризму. Мне она кажется вообще тотально пацифистской. На мой взгляд, в ее основе лежит попытка силами гражданского общества пронести от поколения к поколению, во-первых, знания о Второй мировой войне, а во-вторых, знания о вкладе каждого конкретного человека, чья семья чтит эту память. Это все делается для того, чтобы не было обезличенности, для того, чтобы сражающиеся на войне не остались некой "обезличенной массой", для того, чтобы мы понимали, в чем конкретно состоял подвиг каждого. Многие сейчас говорят о том, что сейчас происходит мифологизация войны, какое-то обобщение. Конечно, мифологизация и обобщение будут происходить, потому что Вторая мировая война – это крупнейшее событие, перевернувшее мировую историю. Но люди выходят на улицы и проносят портреты своих родственников именно для того, чтобы за общим видеть частное, а за обезличенным (возможно, в чем-то и справедливо) не забывать о личностях. Может быть, первая причина, по которой высказываются такие оценки –простое непонимание словосочетания «Бессмертный полк», возможно, они неправильно его переводят.
Вторая возможная причина такого отношения – это просто некая глубинная ненависть к нашей стране. Здесь объяснить это невозможно ничем, кроме как какими-то личностными особенностями того или иного человека. Позвольте мне лирическое отступление. Ненависть, на мой взгляд, – это самое сильное чувство, избавиться от которого очень сложно. Еще раз прошу прощения за лирику. Мне кажется, что у некоторых людей ненависть намного сильнее, чем любовь. Что я могу им посоветовать? Я могу им посоветовать просто избавиться от этой ненависти к России и нашему народу. Любить не надо, наверное, мы переживем без любви этих людей, но ненависть – это саморазрушительное чувство. Мне кажется оно тем более опасным, когда оно исходит от журналистов, а я так понимаю, что Вы цитировали журналистов. Именно ненависть не позволяет пробиться наружу объективности и истине.
У нас нет особых цифр и фактологии, потому что это были акции гражданского общества.  Если говорить о зарубежье, то в этих акциях принимали участие наши соотечественники, граждане Российской Федерации, которые живут и работают на территории других стран. На акцию приходили и просто граждане других стран, вообще никаким образом не связанные с современной Россией, но чьи родственники были либо, например, выходцами из нашей страны, либо плечом к плечу сражались с советскими солдатами, либо вообще не имевшие никакого отношения к нашей стране, но понимающие и разделяющих чувства организаторов этой акции.
Вопрос: 9 мая Посол Росси в Армении И.К.Волынкин отвечая на вопрос журналиста о том, почему Россия продолжает поставки российского вооружения в Азербайджан сказал буквально следующее: «Снова продавать» не означает, что «продает». Армянское руководство расценило это заявление как остановку поставок российских вооружений Азербайджану. Что Вам, как представителю МИД России, известно о поставках или о продолжении поставок вооружений Азербайджану.
Ответ: Мне, как представителю российского внешнеполитического ведомства, хорошо известно, что И.К.Волынкин является высочайшим профессионалом. Он Посол с большой буквы и человек, который не только по долгу службы, но и по-человечески радеет за российско-армянские отношения, их развитие и то, чтобы они всегда развивались в интересах народов двух стран. Его личный вклад в этот процесс очень велик.
Я считаю, что позиция российского руководства по этому вопросу четкая. Официальные представители, занимающиеся вопросами военно-технического сотрудничества (ВТС) дали четкие и абсолютно исчерпывающие формулировки. В этом вопросе не нужно ловить нюансы и пытаться искать в словах двойной или тройной смысл. Вы знаете, что Россия осуществляет военно-техническое сотрудничество на четкой международно-правовой и двусторонней правовой основе. Наше ВТС развивается открыто, мы говорим о мотивации и перспективах этого сотрудничества. Повторю, мы прекрасно понимаем сложность ситуации и, как нам кажется, то, какие методы реально, а не на словах могут привести к успокоению ситуации. Мы четко говорили, что к этим методам относится, прежде всего, политико-дипломатическое урегулирование, намерение и желание сторон при поддержке посредников (Минской группы ОБСЕ) серьезно решать имеющиеся проблемы и вести дело к миру. Мне кажется, что с момента, когда произошло обострение, наша позиция была четко изложена. Она заключается в том, что именно в политико-дипломатическом русле нужно искать ответ на тот вопрос, который, в частности, волнует, безусловно, и Армению: как сделать так, чтобы кровь больше не проливалась? Для этого существует дипломатия. Для этого сейчас прорабатывается возможность проведения встречи в Вене. Вы знаете, что роль России в нагорно-карабахском урегулировании весьма велика, вам известно также, что мы на протяжении последних лет делали ряд предложений, которые приближали стороны к поиску окончательного решения. К сожалению, в последние моменты эти договоренности по разным причинам не доходили до финальной фазы, но вы должны прекрасно знать, что именно Российская Федерация постоянно инициировала те или иные предложения для стимулирования процесса урегулирования.
Я понимаю, что СМИ должны быть объективными и не могут исключать из своего поля зрения такой важный фактор как военно-техническое сотрудничество, но при этом они должны руководствоваться фактической информацией и понимать, что то, что делает Россия, открыто и базируется на правовой основе. При этом важно осознавать, что ключ к разрешению ситуации находится в политико-дипломатической плоскости.
***
Я хочу сделать анонс. На следующей неделе мы здесь не встретимся. Сейчас прорабатывается вопрос о том, чтобы следующий брифинг официального представителя МИД России провести не в здании МИД на Смоленской площади, а в Сочи «на полях» мероприятий, которые там состоятся. Это связано с графиком делегации Министра иностранных дел России С.В.Лаврова и с тем, что, как мы понимаем, большинство журналистов в эти дни будут работать именно в Сочи. Брифинг туда переносится именно для их удобства. Увидимся в Сочи.