Пресс-релиз № 14

Печать

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ о ситуации на Украине и необходимости выполнения Минских договоренностей, Вена, 11 февраля 2016 года
Уважаемый господин Председатель,
Год назад в Минске с подписанием «Комплекса мер» удалось достичь большого успеха на пути к мирному урегулированию кризиса на Украине. Ценность этого документа в том, что он был согласован с участием самих украинских сторон конфликта в Донбассе. Прекращены активные боевые действия, на определенное время удалось отвести тяжелую артиллерию украинской армии от крупных городов Донбасса, значительно сократить динамику жертв карательной операции. Были конкретизированы параметры политического урегулирования, которые позволили бы защитить права и интересы жителей Донбасса. Установлена последовательность действий для нормализации ситуации, возвращения к мирной жизни, примирения в обществе.
Приходится, однако, констатировать, что дальнейший прогресс оказался заблокирован. Фактически, Киев держит в заложниках выполнение «Комплекса мер», который остается безальтернативной основой мирного процесса, какие бы чувства текст ни вызывал у украинских политиков. Сохранение напряженности в зоне конфликта дает Киеву повод все проблемы «списывать» на внешние факторы – от России до памятников советской эпохи.
Интенсифицируются провокационные обстрелы городов Донбасса. Под огнем, в т.ч. минометным, находятся жители Донецка, Горловки, Коминтерново. Имеются жертвы. У линии соприкосновения уже сосредоточено большое количество вооружений и войск. Из разных источников продолжают поступать тревожные сообщения о передвижениях значительного числа военной техники в тылу украинской армии, переброске в зону конфликта свежих резервов и новой техники.
Показателем готовности украинских силовиков к возобновлению масштабных боевых действий является информация Спецмониторинговой миссии ОБСЕ (СММ) о появлении в зоне безопасности большого количества украинской военной техники. Так, с 4 по 9 февраля наблюдатели зафиксировали близ линии соприкосновения 40 гаубиц и 12 противотанковых пушек. Ежедневно проводятся учения с боевыми стрельбами в Трехизбенке. Большое количество вооружений ВСУ сконцентрировано сразу за линией отвода, где с 4 по 9 февраля СММ зафиксировала 15 РСЗО «Град», 17 гаубиц, 18 крупнокалиберных орудий «Гиацинт-Б» и 4 противотанковые пушки. В тот же временной период наблюдатели не досчитались на украинских складах 43 противотанковых пушек, 10 минометов и 4 танков.
СММ обязана реагировать на эти сигналы, проверить, подтвердить или опровергнуть информацию. Именно в этом состоит ее основная функция – мониторинг ситуации в сфере безопасности.
Не можем не обратить внимание на то, что доклады СММ, располагающей рекордным бюджетом и запрашивающей его дальнейший рост, должны быть более полными. Согласитесь, мы все вправе на это рассчитывать.
Крайне тревожный знак – подрыв автобуса на украинской мине возле КПП Новомихайловка. Уже неоднократно обращалось внимание на то, что украинские военные и нацбатальоны пренебрегают маркировкой минных полей там, где это необходимо. Напротив, там, где они хотят предотвратить появление наблюдателей, знаки минной опасности появляются.
Особые опасения вызывает тот факт, что инциденты вблизи КПП украинская сторона использует для обоснования политики ужесточения режима пересечения мирным населением линии соприкосновения. Не видим этому никакого оправдания. Блокаду Донбасса необходимо прекратить.
Не испытываем иллюзий, что присутствие наблюдателей СММ вблизи линии соприкосновения сможет полностью обеспечить соблюдение режима прекращения огня. Однако это могло бы способствовать хотя бы снижению числа и интенсивности перестрелок. Наращивание мониторинга требуется, прежде всего, там, где расположены подразделения сторон и их вооружения, где происходят ежедневные обстрелы и высок риск возобновления боевых действий.
Для деэскалации нужны патрули СММ по обе стороны линии соприкосновения, более активное использование технических средств наблюдения, содействие налаживанию прямого диалога между сторонами на местах в целях предотвращения инцидентов и провокаций.
В целом отмечаем необходимость установления более тесных рабочих контактов между руководством СММ и представителями отдельных районов Донбасса, в т.ч. на местном уровне. Напомним, что это также прямо предусмотрено мандатом миссии.
Уважаемый господин Председатель,
Несмотря на такой неблагоприятный фон и явное нежелание украинской стороны двигаться вперед, необходимо наращивать переговорные усилия в рамках Контактной группы и ее рабочих подгрупп. Потребуется поддержка и со стороны «нормандского формата». Надеемся, что готовящаяся встреча даст результаты.
Нельзя терять время и изобретать предлоги для затягивания выработки договоренностей по ключевым аспектам всеобъемлющего политического урегулирования, которое остается стратегическим приоритетом минского процесса.
На данном этапе первостепенное значение имеет согласование модальностей местных выборов и их закрепление в украинском законодательстве. Стороны представили свои предложения, теперь необходимо выработать взаимоприемлемую формулу, которая соответствовала бы «Комплексу мер».
Напомним, что для проведения конституционной реформы в части выполнения Минских соглашений Киеву необходимо законодательно закрепить особый статус Донбасса. Согласовать с представителями Донецка и Луганска соответствующие изменения в закон Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».
Необходимо урегулировать вопрос с запретом преследования и наказания лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.
Рассчитываем, что в Контактной группе удастся выйти на конкретные – пусть, пока и не столь значительные – решения по разминированию, по обмену незаконно удерживаемыми лицами, восстановлению разрушенной инфраструктуры, в частности водоснабжения.
В заключение вынужден еще раз привлечь внимание к одному из наиболее серьезных факторов, препятствующих выполнению Минских договоренностей, – сохраняющемуся сильному влиянию праворадикальных националистических элементов на властные структуры Украины.
Это влияние распространяется не только на парламент, но и на правоохранительные и судебные органы. Мы видим это хотя бы по ходу расследований «дела снайперов», трагедий в Одессе и Мариуполе, серии загадочных самоубийств оппозиционных политиков в конце 2014 – начале 2015 годов, убийства журналиста Олеся Бузины в апреле 2015 года.
Спецмониторинговой миссии, а также Представителю по свободе СМИ было бы полезно проследить за ходом этого дела – как депутаты Верховной Рады лоббировали освобождение из-под стражи задержанных «по горячим следам» исполнителей преступления, почему был уволен следователь по этому делу, другие странные, казалось бы, моменты.
Апологетика украинского национализма, снисхождение к т.н. «патриотам» не позволят добиться прогресса в урегулировании ситуации на Украине, обеспечить восстановление национального согласия в стране.
Со своей стороны готовы к дальнейшим совместным усилиям по содействию поиску политического решения украинского кризиса.
Благодарю за внимание.